ИСКРА  

  

249340, Калужская область, г. Жиздра, ул. Володарского д. 9
Тел. Редактора 2-15-83    Отдел рекламы 2-13-50    Отдел писем 2-12-67
e-mail:  
iskra@kaluga.ru 

Мы родом не из детства, мы родом из войны!

Судьбы узников концлагерей очень поучительны для нас и сегодня

Моя бабаушка Зинаида Федоровна Герасимова одна из тех,  кто ребенком испил чашу войны, полную горечи, страданий, унижений, голода.
Когда началась Великая Отечественная война,  ей исполнилось 11 лет. Кроме нее в семье еще было пятеро детей. Не успел отец   вернуться с финской войны, как вновь пришлось уйти на защиту Родины.
Осенью 1941 года на Жиздринскую землю пришли немецко-фашистские захватчики. Бабушка помнит, как они грабили дома и опустошали амбары, унижали, убивали и казнили мирных ни в чем не повинных жителей.
До войны семья бабушки имела две хаты:  деревянную  и  каменную. Немцы поселились в   большой, устроили в ней комендатуру, а семью  бабушки выгнали в маленькую  хатку. Здесь же разместились еще  три семьи.  14 человек выживали как могли.  
У бабушкиной тети  сын и дочь заболели дифтерией. Тетя обратилась к немецкому врачу за помощью. Он пришел, посмотрел детей и сказал: «Девочке помогу, а мальчику – нет. Это будущий русский солдат». Девочку вылечил, а мальчик так и умер, задохнулся.  
У брата  бабушки,  Василия  Панова (г.р. 1924), немцы нашли комсомольский билет, замазанный в стену под кирпичом. Его немцы заставили возить снаряды. А других ребят заставляли охранять мост между д. Никитинкой и  Дедным. Однажды ночью ребята взяли и подорвали машину с оружием.  Немцы  собрали   женщин и стариков и заперли в сарай. Детей  оставили дома одних. Взрослых держали  в сарае до тех  пор, пока не приехал немецкий начальник, который приказал людей выпустить. Немцы решили, что машину подорвали партизаны. Женщины  боялись, что их сожгут, а детей заберут на сдачу крови в немецкий госпиталь.
Каждый день фашистской оккупации уносил жизни ни в чем не повинных людей.  Не обошла эта страшная участь и  Василия, он погиб от разрыва гранаты.   
У бабушкиной матери осталось пятеро детей, среди которых моя бабушка самая старшая.
В 1943 году начался массовый угон населения в фашистский плен.   Многие жители нашего района были изгнаны с родной земли. Среди угнаных была и семья бабушки. Сначала они шли на Улемль, потом на Брянск и Бежицу. В Бежице людей погрузили в товарные вагоны и повезли. Ехали долго. Летчики наших самолетов не знали, что фашисты в поездах  везут пленных русских граждан, и бомбили. Были  и раненые, и убитые. Пленников привезли в Литву в город Алитус и поселили в деревянные бараки.  В бараках были сделаны двойные нары. Старшие дети находились вверху, а младшие – внизу. Кормили черной викой и баландой. От недоедания  маленький братик бабушки умер.
Голод, антисанитарные условия, холод, страх. Как в таких условиях люди выживали?
Через некоторое время немцы взрослых и подростков, которые уже могли работать наравне со старшими, отправили в Германию и Австрию, а семьи, в которых не было таких, оставили в Литве. Семья бабушки оказалась среди них. Вывезли их на площадь и приказали литовцам  разобрать семьи по хуторам. Мама бабушки плакала. Ее дети были малы и больны, никто не хотел их брать. Потом к ним подошел мужчина и сказал моей прабабушке: «Хозяйка, ну что, поехали». Телега у него была плохая, сам тоже плохо и бедно одет. Он хорошо говорил по-русски и прозвище у него было  «коммунист». Привез он семью бабушки к себе на хутор  Буцкуни. Домик бедненький, даже  полов в нем не было, одна только печка русская стояла. Сделал нары, где спать. Там они и прожили зиму. Дети ходили побирались, а  мама работала по дворам – шила, пряла, вязала.  
Весной детей пришли нанимать коров пасти. Мою бабушку забрали на хутор Побержа, а ее брата на другой хутор. Еще двое детей остались с матерью.  
Бабушку хозяева  поднимали в 4 часа утра, и она гнала коров пастись в лес,   кругом были посевы.
В августе стала слышна канонада. Хозяйка моей бабушки говорила, что скоро русские придут. И они пришли...   
Настал день, о котором все мечтали. Освобожденных людей повезли на станцию, откуда они отправились домой.  На станции “Ломпадь” в Людинове  бабушкину семью встретил брат ее мамы.  Прожив у него три дня, вернулись в свое село Кондрыкино.  Дома были уничтожены врагом, а вот  подвал их уцелел. Чей-то  дедушка, которого моя бабушка не знала, сделал им печку, которая согревала и на которой готовили еду. В нем и перезимовали, приютив еще три семьи.
Отец моей бабушки вернулся с войны трижды раненый. Ему, как фронтовику, выписали на дом лес.  Начали потихоньку обживаться...
К сожалению, мы мало знаем о тех, кто побывал в фашистских концлагерях, многое стало забываться.   Судьбы узников концлагерей очень поучительны для нас и сегодня. Это поколение восхищает своей стойкостью духа. И мы должны сделать всё возможное, чтобы люди никогда больше не испытывали ужаса фашизма.

О. АЛЁШИНА, г. Жиздра.